Интервью с Анастасией Гиренковой, украинской актрисой кино и дубляжа

Тяжело ли добиться успеха в актерской профессии, если ты начал сниматься еще в детстве, как изменилась за последние годы технология дубляжа фильмов и почему она до сих пор с восторгом вспоминает процесс озвучивания легендарного фильма «Один дома» в эксклюзивном интервью “YummyMovie Magazine” рассказала актриса кино и дубляжа Анастасия Гиренкова.


Анастасия Гиренкова

Анастасия Сергеевна, очень много детей-актеров, которые активно снимались в детстве и в подростковом возрасте, затем в силу каких-то причин не находят себя в актерской профессии. А вот Вы, начав сниматься в 6 лет, и затем сыграв несколько ярких детских ролей, смогли довольно удачно перейти «рубеж взросления» и в дальнейшем в полной мере реализовать себя как актриса уже во взрослой жизни. Как Вам это удалось?

- Во-первых, для меня, после окончания школы, это был сознательный выбор своего дальнейшего пути, и я решила связать свою жизнь с творчеством. У меня была возможность решать, куда мне поступать. Я могла поступить в любой другой ВУЗ. Но в какой-то момент я поняла, что мне интересней, предпочтительней заниматься именно актерским мастерством, поэтому я попробовала поступить в Киевский государственный институт театрального искусства им. И.К. Карпенко-Карого. Со второй попытке мне удалось это сделать.

Скажу честно, что потом дальнейшая учеба в институте, она как бы «выбила» из меня эту излишнюю детскую «звездность», какую-то излишнюю самоуверенность и, главное, научила профессии. А насчет того, как я потом адаптировалась, как актриса во взрослой жизни… Сложно было. Потому что есть определенное предвзятое отношение к тем актерам, которые снимались в детстве и продолжают сниматься и потом. Есть у определенной категории людей мнение, что если ты снимался в детстве, но уже вырос, то ты должен оставить эту профессию и заняться чем-то другим. Но видимо мне хватило сил отстоять себя и заниматься тем, что мне нравится. Я понимаю, о чем Вы говорите.

Да, у некоторых актеров, которые ярко показали себя в детских ролях, появляются какие-то соблазны. И они «заглушают» все рабочие моменты и потребности. Но у меня не было особых соблазнов. Я не позволяла себе каких-то вещей, чтобы обо мне говорили плохо. И мне действительно всегда было интересно заниматься этой профессией

Наверное, есть две причины, по которым дети-актеры не находят себя потом в актерской профессии. Первая – то что они попробовали вкус «звездной» жизни в детстве, почувствовали к себе излишнее внимание и потом не смогли перестроиться и начать свою актерскую взрослую жизнь заново. А вторая причина в том, что актеров ставшими «звездами» кино в детском возрасте, зрители и режиссеры потом продолжают ассоциировать с их детскими ролями. И на подсознательном уровне не готовы принять их как серьезных взрослых актеров.

- Да, возможно. Но лично у меня был еще такой своеобразный «переходной» период. Я активно снималась в детстве, а потом у меня была небольшая пауза во время подросткового становления. И когда я заканчивала школу и поступала в институт, то у меня была роль в кино, но она была уже не детская, а юношеская роль. Может быть вот этот перерыв тоже оказал свое определенное воздействие. Раньше ведь кино так интенсивно, как сейчас, не снимали.

Сейчас снимают гораздо больше проектов. Раньше, когда запускались какие-то проекты, то и кастинг был больше, и претендентов на роль в моей возрастной группе было больше. Яне помню такого, чтобы человек у нас постоянно переходил из проекта в проект. Был более серьезный творческий отбор. Ну и обучение в институте тоже очень помогло. Когда ты получаешь драматические роли в спектаклях, это тоже тебя заставляет внутренне работать. Ты перестаешь быть инфантильным ребенком, ты осознанно совершаешь какие-то поступки. Если ты раньше играл роль, и это все было на органике, то в институте тебя учат владеть профессией, владеть своими эмоциями и ты должен понимать, что ты делаешь. Я согласна с тем, что многие режиссеры не хотят снимать бывших «детей-актеров», потому что считают, что те – «заштампованы», что на них уже поставлено определенное клише. Но я, если честно, когда меня зовут попробоваться в какой-то проект, не афиширую и не педалирую тот факт, что я снимаюсь с самого детства.

Есть поколение кастинг-директоров, которые меня знают и помнят. А есть те, кто пришел в кино недавно и им это даже неинтересно. Даже если ты им скажешь, что у тебя опыт работы в кино – 40 лет, то они подумают, что это ошибка. Потому что они сверяют возраст по паспорту м сразу у них возникает сомнение: «Как это может быть 40 лет работы в кино?» Они просто не придают этому значение. Но это и не важно. В нашей профессии нельзя почивать на лаврах, нужно каждый раз в каждом новом проекте показывать, что ты умеешь и каждый раз выкладываться по полной.

Кадры из фильмов с участием Анастасии Гиренковой

Если судить по Вашей фильмографии, то похоже Вы совсем не собираетесь почивать на лаврах. В последнее время ежегодно выходит не менее 15 проектов с Вашим участием.

- Да, но это ведь не линейные роли. Это в большинстве своем роли второго плана или эпизоды. Сейчас все снимается очень быстро. Сейчас один проект может сниматься всего 14 дней. И у тебя в этом проекте – один-два съемочных дня. Это эпизод. Но и эта работа тоже указывается в фильмографии. Если судить только по главным и линейным ролям, то цифры будут более скромными. Так что фильмография у меня действительно достойная, но к сожалению, это не всегда главные роли.

Вы знаете, я сужу по многим молодым актерам, которые еще будучи студентами, заходят на какую-то главную роль в 100-серийный проект. А потом у них начинается период паузы. Потому что их не зовут на эпизоды. Это вроде как некорректно, потому что зрители их помнят именно по этой большой роли. И начинается такой период паузы и ломки в ожидании приглашения в новый большой проект на большую роль. Мне это очень хорошо знакомо. Поэтому я соглашаюсь на любые предложения, потому что сидеть и ждать только главные роли – это большая утопия.

Я знаю, что Вы кроме, работе в кадре на съемочной площадке, очень много работаете в качестве актрисы дубляжа. Как попали в эту сферу?

- Это случилось с моего самого первого фильма. Я сыграла свою первую роль в шестилетнем возрасте. Это был полнометражный фильм «Будем ждать, возвращайся!» Съемки шли в 1980-1981 годах и в то время не писали, как сейчас, звук на площадке. Поэтому естественно весь фильм потом переозвучивался. Поэтому для меня первым опытом в дубляже стало озвучивание самой себя. Вернее, это называлось не дубляж или озвучивание, а тонировка. Мы себя – тонировали. Был черновой звук, и мы в студии тон-ателье на киностудии имени Довженко повторно записывали себя – тонировали.

Это был очень сложный процесс. И меня тогда еще научили это делать. Вызывали актрису Людмилу Логийко, которая должна была озвучивать мою героиню. Но она меня увидела и сказала: «Я ее научу». И она меня действительно научила, я сама озвучила свою роль в этом фильме и в дальнейшем Люда стала меня рекомендовать для работы в проектах, где требовалось озвучить детские роли. Потому что в советское время в прокате очень много было зарубежной кинопродукции: монгольское кино, индийское кино, китайское кино и так далее. И если там в фильме встречались детские роли, то Люда говорила: «Давайте позовем Настю, потому что она это умеет».

Много снималось советских проектов с детьми, которые могли играть, но не умели себя тонировать. Поэтому в такие проекты меня тоже приглашали. Поэтому параллельно со съемками у меня накопился какой-то опыт тонирования и дубляжа. Первые большие частные студии дубляжа появились у нас в стране в конце 80-х – начале 90-х годов. И я попала на такую студию, потому что уже умела это делать достаточно хорошо.

А как Вам удалось выиграть конкурс на дублирование роли Кевина в фильме «Один дома»?

- Конкурса, как такового глобального – не было. Конечно были наверняка и другие претенденты. Но Людмила Логийко, которая научила меня тонировать роли, она, собственно говоря, и организовала эту студию дубляжа «Хлопушка». Она саму дублировала роли и привлекала своих коллег-партнеров. В тот период она занималась дубляжом многих голливудских фильмов. И в том числе дубляжом прокатного варианта кинокомедии «Один дома». Она меня поставила перед фактом и прямо сказала: «Я хочу, чтобы это сделала ты, хочу, чтобы ты озвучила мальчика». Хотя мне на тот момент было уже 19 лет.

Я так думаю, что это было полностью ее решение. Хотя там действительно пытались предложить для дубляжа различных детей, но она настояла на своем. Почему она так решила я не знаю и мне сейчас уже сложно понять ее выбор. Возможно потому, что она ко мне очень хорошо относилась, поскольку была в этой профессии моим педагогом с 6 лет и вела меня по жизни, помогала, поддерживала.

Было интересно работать над дубляжом такого фильма?

- Это было не просто интересно. Это было в кайф. У нас было 5 смен по 10-12 часов, но это было очень круто. Тогда для проката все «писалось» немножечко по-другому. Сейчас каждый актер пишет индивидуально свою партию, а потом это все сводится вместе. Мы же писали все вместе с партнерами. Помимо того, что ты видел на экране весь этот замечательный актерский ансамбль, рядом с тобой еще были коллеги и весь процесс дубляжа был наполнен какой-то особой позитивной энергетикой. Это был настоящий драйв. Ты приходишь домой после 10 часов работы, а у тебя внутри все «горит» от возбуждения. И ты хочешь, чтобы побыстрее наступило завтра и снова окунуться в этот процесс. Это, правда, было очень круто! Я помню реакцию зрителей в зале в Доме кино, когда фильм представляла Людмила. Это был благотворительный показ, на который были приглашены дети, и она тогда сказала, что откроет большую тайну и на сцену выйдет человек, который озвучивал Маколея Калкина. И когда я вышла, и дети поняли, что это не мальчик, а девушка, то в зале была очень интересная реакция. У меня до сих пор в ушах стоит этот гул «У-у-у-у!», которым они меня встретили. Это было прикольно и весело.

Получается, что озвучиванием фильмов Вы занимаетесь почти 40 лет. А технологии дубляжа как-то изменились за это время? Уверен, что развитие компьютерных технологий оказало свое благотворное влияние и на процесс озвучивания фильмов.

-  Да, технологии существенно изменились. Ты только в первый раз встаешь перед пюпитром, в первый раз видишь текст, только пристреливаешься, читая его в первый раз. А тебя уже звукорежиссер записал и говорит: «Все хорошо, я сейчас все «разложу» дальше сам». То есть техника поменялась капитально. Когда я только постигала науку дубляжа в 6 лет, у нас весь фильм резался на «кольца». Писались отдельные дубли. И одно «кольцо» могло писаться 10-15 раз.

Нельзя было «чистить» звук, поэтому ты сразу должен был «начисто» записать все. Не успел, поторопился, чуть позже уложился, заплетык… Все по новой. Сейчас любые огрехи звукорежиссер может вычеркнуть, подтянуть, разложить, растянуть. По большому счету, сейчас - главное вовремя включиться. Ты можешь просто сидеть и синхронно вписывать. Бывает и так. Да. Технически сейчас все поменялось. Но с другой стороны я помню, что когда ты пишешь перед экраном, у тебя перед лицом огромное изображение, крупный план актера, то ты максимально точно можешь прожить его эмоции. Я, еще будучи ребенком, «включалась» в это.

Если на экране плачет девочка, то я тоже плакала. Если она боится, то я тоже боялась. Это давало какую-то максимальную актерскую подвижность, давало правду. А голосом очень легко соврать. Очень часто, когда смотришь дублированный фильм и слушаешь голос, ты видишь, что на экране актер «проживает» глубже, чем актер, голосом которого говорит герой. А тут же должно быть гармоничное соединение. Тут не нужно «накрывать», не нужно быть под оригиналом, а нужно дотянуться до него. Поэтому технически по звуку, по работе звукорежиссера, все сейчас гораздо проще. Но и актеру, соответственно, нужно очень быстро «вскакивать», быстро собираться, чтобы вот эту эмоцию, это настроение – сразу выдавать. А это сложно. У нас сейчас такие реалии, что ты приходишь и даже не знаешь, что ты будешь «писать», ты не знаешь, кого ты будешь писать. Это как «свидание вслепую». Ты приходишь – перед тобой текст, и ты впервые видишь изображение. И ты не знаешь ни сюжетной линии, ни актеров. Ты просто впервые видишь буквы и слышишь исходник. Тем более – это не английский язык, который ты знаешь и можешь укладывать для себя как актриса текст, понимая в переводе, о чем идет речь. А если это китайский или корейский язык, как было в "Паразитах", тогда это архисложно...

Скажите, а какие еще известные зарубежные персонажи говорят с экрана Вашим голосом?

- Фильмография по дубляжу у меня тоже достаточно большая. В то время, когда мы дублировали «Один дома», мы также работали над дубляжом «Чужого», «Ворона» и других известных фильмов. Потом прошло время и поменялись требования и условия. И у меня пошли какие-то проекты для телевидения, для ночного телевидения, серия документальных проектов, серия работ для студии «Tretykoff production» - дубляж фильмов в жанре арт-хаус. Они не такие массово-популярные, но в них задействованы очень хорошие актеры. Из таких последних «громких» проектов для проката я участвовала в дубляже фильма «Паразиты».

Говорила в нем за четырех персонажей разными голосами. Я, когда пришла и записывала этот фильм, то потом вернувшись домой и даже написала в соцсетях, что я сегодня работала над таким странным фильмом, который вообще непонятно, о чем и для кого он. После чего я все-таки посмотрела, что же я «писала» и выяснилось, что это фильм-номинант, лауреат, а потом он еще и «Оскара» получил. Я была удивлена, потому что когда ты «пишешь» этот фильм и когда ты читаешь отзывы и рецензии о нем, то немножко не складывается пазл. Я еще раз потом пересмотрела со «сведенным» звуком, чтобы понять вообще, о чем этот фильм и послушать как мы справились с его дубляжом. То в озвучке меня ничего не раздражало, но сам фильм остался для меня непонятным. О нем много говорят, он, наверное, не зря получил «Оскара», но для меня весь этот фильм и его эстетика остались «за гранью». Хотя гордиться тем, что я каким-то образом прикоснулась к этому шедевру, наверное, стоило бы.


СПРАВКА

Анастасия Сергеевна Гиренкова родилась 29 апреля 1974 года в Киеве. С ранних лет занималась хореографией. В 1981-1990 годах танцевала в детских коллективах Киева: в Центральном Дворце пионеров, кружке классического танца в Октябрьском Дворце, детском ансамбле народного и фольклорного танца «Цвитень» при Народном Академическом хоре им. Г. Веревки.

В кино попала в шестилетнем возрасте, снявшись в картине Николая Малецкого «Будем ждать, возвращайся!». Далее сыграла детские роли в нескольких других картинах: «Иванко и царь Поганин», «Большое приключение», «Красные башмачки», «Дубровский».

В 1997 году окончила с отличием Киевский государственный институт театрального искусства им. И.К. Карпенко-Карого (мастерская М.Ю.Резниковича). В 1997-1999 гг. – актриса Театра юного зрителя на Липках.

С начала 2000-х стала много сниматься в телесериалах, в основном в эпизодах и второстепенных ролях. Сыграла в таких картинах как «Ефросинья», «Маршрут милосердия», «Женский доктор», «Мажор», «Нюхач», «Ведьма», «На линии жизни», «Ментовские войны. Киев», «Беглянка», «Подкидыш», «Виражи судьбы», «Крысолов», «День Святого Валентина», «Поймать Кайдаша», «Не женская работа» и многих других. Всего в активе актрисы более 120 ролей в кино и сериалах.

Известна также как актриса дубляжа. Ее голосом говорят персонажи таких кинохитов, как «Один дома», «Один дома 2», «Ворон», «Чужие», «Коммандос», «Месть пушистых», «Такой же предатель, как и мы», «Несносные леди», «Фантастическая любовь и где ее найти», «Зерровиль», «Ночь в Париже». Обладательница приз за лучший дубляж года – за роль Кевина в фильме «Один дома».